Техника для карьеров: искусство выбора (Часть 2)

П. Луняшин, горный инженер

Стабильность поставок запчастей, их высокое качество и ценовая доступность

Исследования показывают, что в первые 3–4 года ежегодная доля затрат на технический сервис, включая затраты на запчасти, не превышает 20% от первоначальной стоимости оборудования. Но уже на 7-й год их доля возрастает до 48%. Общие затраты на сервис за первые 5–6 лет эксплуатации сравниваются по стоимости с первоначальной стоимостью оборудования.

Очевидно, что, когда расходы на сервис превосходят разумные пределы, целесообразно рассматривать вопрос о приобретении нового оборудования, а старое утилизировать и использовать для поузлового ремонта. Его организация особенно предпочтительна в труднодоступных районах, поскольку позволяет осуществлять грамотную дефектовку узлов, исключить заявку ненужных деталей и снизить неликвидные остатки запасных частей, достигающие на некоторых предприятиях десятков и даже сотен миллионов рублей.

Одна из основных проблем при размещении заявок на запчасти – несоответствие сроков заказов и сроков поставок. Бытует мнение, что компании, производящие горную технику, должны изготавливать запасные части к ней и складировать их у себя в объемах, достаточных для обслуживания всей массы проданного фирменного оборудования. Но при таком подходе производитель должен замораживать громадные оборотные средства. На практике схема работы выстраивается следующим образом. Когда приближаются сроки ремонта оборудования, механик направляет заявку службам предприятия, занимающимся покупкой и поставкой запасных частей. Пройдет немало времени, прежде чем завод изготовит, отгрузит, а предприятие получит необходимую деталь. Большинство известных производителей обеспечивают заявку в течение 3–4 месяцев. В некоторых случаях удается получить требуемую запасную часть в течение месяца, но при этом резко возрастают транспортные расходы. Большие трудности с поставкой запчастей возникают редко. Обычно это бывает в случаях, когда выпускаемая модель давно снята с производства.

Важными инициативами отличается идеология компании Caterpillar. Как утверждает директор отдела исполнения заказов распределительного центра запчастей в Гримбергене (Бельгия) Шерон Крейг: «…если редкая деталь есть где-нибудь на складе в любой части света, мы найдем ее и отправим, куда нужно. Если мы не сможем ее найти, то есть последний резерв – мы заберем деталь прямо с заводского конвейера». В случае аварии с дизелями на Агинском ГОКе дилер искал и доставлял некоторые детали по всему миру более месяца.

Серьезную угрозу для сферы поставок запчастей создает торговля контрафактной продукцией. Бизнес этот весьма прибыльный и отличается изобретательностью. В одних случаях в дело идут узлы и детали, которые были сняты со списанного оборудования и пропущены через процесс «реновации» (мойка, покраска, маркировка). В других случаях используется продукция, которая годами лежала на складах посредников в ненадлежащих условиях, проржавела, потеряла качество. Что-то изготавливается в кустарных условиях, без соблюдения технологий. Срок службы таких «запасных частей» составляет два-три месяца. Получается, что заказчик, закупив металлолом, впустую потратил деньги, но еще хуже, что использование деталей из сомнительных источников дает отрицательные результаты при сервисном обслуживании техники.

При эксплуатации бульдозеров быстрее всего изнашиваются узлы ходовой части. Конечно, для их замены лучше всего закупать оригинальные детали у производителя, срок службы которых максимальный в сравнении с продукцией конкурентов, выпускающих эти запчасти по лицензиям. Но если поставлена задача экономии на закупках, можно обратиться к итальянской компании Berco или на уральские заводы, которые освоили выпуск широкой номенклатуры запчастей к импортному оборудованию. Хорошим качеством отличаются также корейские запчасти, а китайские пока уступают итальянским и российским.

Стабильность цен на запчасти играет важную роль в борьбе за потребителя. Тот же Caterpillar повышает их достаточно плавно, от 2 до 5% в год. Обычно цены завышают мелкие фирмы, которые пользуются проблемами предприятий, не успевших своевременно обеспечить заявки на поставку запчастей проверенным дилерам.

Общая стоимость владения

Приобретение недорогого оборудования вовсе не означает экономии. Как правило, такая техника проигрывает более качественным аналогам в производительности, надежности, сроках службы, долговечности отдельных узлов, экономичности. Разница в этих показателях за период эксплуатации может достигать значений, сопоставимых с ценой самого оборудования. Поэтому при выборе техники требуется не только учитывать первоначальную стоимость, но и оценивать последующие затраты.

Пример из практики. Золотодобывающий ГОК «Куларзолото» имел на вооружении пять типов бульдозеров мощностью 410 л.с. При одинаковом (по техпаспорту) удельном расходе дизтоплива 54 кг/моточас работы фактический расход различался у машин разных марок. Наименьший (37 кг/моточас) был у бульдозеров Caterpillar D-9H и D9L. Японские Komatsu D-355A-3 при работе в аналогичных условиях потребляли 46–48 кг/моточас. Это объяснялось различиями в конструкции дизелей, разным весом машин одной мощности, разными скоростями движения. За весь срок эксплуатации (не менее 30 тыс. моточасов) разность в расходах на дизтопливо на одну машину превышала 300 т (18–20 млн рублей в современных ценах). В дальнейшем японские конструкторы провели усовершенствование своего оборудования. Современные бульдозеры D-275A более экономичны, но все же несколько уступают американскому аналогу по расходу топлива.

Цены американских и японских бульдозеров вдвое выше, чем на российские «ЧЕТРА», а стоимость полного комплекта ходовой части у иностранцев втрое выше, чем у отечественных аналогов. При этом сервисное обслуживание отечественных машин (в расчете на 4–6 тыс. моточасов эксплуатации) потребует вдвое больше времени. Но иностранная техника работает безотказно первые 5–10 лет, а отечественная уже через 2–3 года эксплуатации требует серьезных финансовых и трудовых вложений в поддержание работоспособности. Бульдозеры ведущих мировых компаний за 7–10 лет отработают 30–35 тыс. моточасов, российские – 15–20 тыс. Это значит, что при одинаковой производительности именитые иностранцы значительно меньше времени простоят на текущих и капитальных ремонтах и дадут в полтора раза больше продукции – объемов переработанной горной массы.

Другой пример. Горные предприятия России, расположенные вдали от централизованных источников электроэнергии, охотно используют дизель-генераторные установки Caterpillar и Cummins. Но если внимательно изучить инструкции по их эксплуатации, можно отметить, что интервалы сервисного обслуживания и наработка до капремонта у Cummins более продолжительные: Caterpillar требует капремонта после 27 тыс. часов работы, Cummins предлагает выполнять такой ремонт после 40 тыс. часов. Очевидно, за весь период эксплуатации экономия на запчастях и маслах в этом случае будет весьма значительной.

Возможность унификации применяемого оборудования

При проектировании нового производства важно предусмотреть все условия его эффективной эксплуатации в будущем. Одним из таких условий является максимальная унификация применяемого оборудования, что позволяет сократить номенклатуру запасных частей, упрощает проведение технического обслуживания и ремонтов. Для открытых работ этому требованию в наибольшей степени отвечает оборудование компаний Caterpillar и Komatsu, имеющих практически полную линейку техники любой мощности (бульдозеры, экскаваторы, пневмоколесные погрузчики, автосамо­свалы, вспомогательная техника). Фирма Hitachi может предложить только карьерные экскаваторы, погрузчики с емкостью ковша до 5 м3 и автосамосвалы. Liebherr поставляет бульдозеры, экскаваторы, погрузчики, но в недостаточно широком диапазоне. Польская Dressta, продолжатель традиций известной американской фирмы Dresser Industries, оборудование которой отличалось высоким качеством и долговечностью, имеет в своей номенклатуре бульдозеры и погрузчики. Китайские компании могут предоставить почти полную линейку оборудования, но говорить о едином типовом ряде в этом случае не приходится – производителями выступают десятки самых разных цехов и заводов.

Россия, крупнейшая горнодобывающая страна (третье место в мире по объемам горного производства), не располагает в настоящее время собственным конкурентоспособным производством горной техники по всей номенклатуре, необходимой горнякам. За последние годы многие месторождения неоднократно меняли владельцев, из-за чего единая техническая политика не осуществлялась. В результате на предприятиях горной промышленности нередко используется разнотипное оборудование от многочисленных фирм-поставщиков, что приводит к усложнению организации поставок запасных частей и проведению технического обслуживания и ремонтов.

Соответствие природным и климатическим условиям данного месторождения

Множество горных предприятий России работает в экстремальных северных условиях. Оборудование, изготавливаемое в специальном арктическом исполнении, рассчитано на работу при температурах не ниже –45°, но на практике порой приходится работать и при более сильных морозах. Многолетний опыт круглогодичной эксплуатации горного оборудования на предприятиях Колымы и Якутии показывает, что в этом случае резко возрастает аварийность, снижается межремонтный пробег. К примеру, на ГОКе «Куларзолото» (заполярные районы Якутии) квалификация ремонтного персонала и машинистов землеройного и транспортного оборудования была очень высокой, имелась великолепная ремонтная база, строго соблюдались графики технического обслуживания и ремонтов. Но поскольку работа велась в круглогодичном режиме без остановок, двигатели Caterpillar, Cummins, Komatsu вырабатывали до первого капитального ремонта не более 10–12 тыс. моточасов. Для сравнения: в ЗАО «Корякгеолдобыча» (северные районы Камчатки) техника эксплуатировалась только с марта по октябрь. И хотя времени на техобслуживание отводилось здесь гораздо меньше, чем на Куларе, а нагрузка на механизмы была более интенсивная (ежедневно по 20 часов вместо 18 часов на Куларе), наработка дизелей до первого капитального ремонта превышала 15–20 тыс. моточасов.

Далеко не каждая машиностроительная компания способна создавать и поставлять технику для регионов с суровыми природными условиями. Такая работа требует значительных научных, инженерно-конструкторских, материальных ресурсов и времени. Машина в северном исполнении – это не модернизированная или дооснащенная стандартная модель, а полностью самостоятельная разработка. Она должна выдерживать не только экстремальные морозы, но и 20-градусные суточные перепады температуры, а летом устойчиво работать на 40-градусной жаре, нередкой в условиях резко континентального климата. В сильные холода обычные стальные конструкции становятся хрупкими, как стекло, шины теряют упругость. К тому же у стали и резины разные коэффициенты температурного расширения, из-за чего уплотнения теряют герметичность, начинают пропускать рабочую жидкость или смазочный материал. На 50-градусном морозе теряют эластичность и разрушаются резинотехнические изделия, изоляция электропроводки.

Современная северная спе­цификация – это прежде всего специально разрабатываемые материалы и узлы. Она предусматривает особые марки стали, из которых выполнены несущие металлоконструкции, особые сорта резины и пластика для уплотнений и изоляции, мощные генераторы. Гидроцилиндры в северном исполнении конструктивно отличаются от стандартных для того, чтобы обеспечить герметичность. Узлы с плавающими уплотнениями также имеют особую конструкцию. На машины для северных регионов ставят кабины с двойным остеклением и автономным отопителем. Предусматриваются средства предварительного подогрева двигателя и силовой передачи, а также мощный генератор для питания большего количества потребителей, чем в стандартной спецификации.

Первые массовые поставки техники западных производителей для горных предприятий российского Севера вы­явили недостатки в стандартных спецификациях и потребовали переосмысления самого подхода к северной тематике. Надо отдать должное фирмам-поставщикам (в основном это была техника Caterpillar и Komatsu): они быстро нашли верный подход к решению возникших проблем, основанный на тесном взаимодействии с заказчиками. Сбор данных, изучение опыта эксплуатации, претензий и пожеланий, встраивание результатов анализа в систему проектирования заложили основу успеха дальнейших разработок.

С тех пор сменилось не одно поколение техники. Сегодня Caterpillar и Komatsu всю свою продукцию могут поставлять в северной комплектации, детали которой совершенствовались многие годы. Поэтому вряд ли можно говорить, что с техникой этих фирм может успешно соперничать, например, южнокорейское оборудование, основными рынками для которого до сих пор были Юго-Восточная Азия и Австралия, или китайская техника, в большей степени ориентированная на внутренний рынок с более благоприятными условиями эксплуатации, чем в России.

Зачастую дилеры, предлагающие оборудование, отмечают возможность его комплектации так называемым «северным пакетом», позволяющим якобы успешно работать при низких температурах. Но как можно сравнивать, скажем, карьерные автосамосвалы Caterpillar и Komatsu, адаптированные для условий Крайнего Севера, с производимыми в Италии самосвалами Astra, которые работают в основном в теплых странах. Обещания дилеров установить северные опции не изменят конструктивные качества сталей основных конструкций, а 20%-ная разница в цене – не тот выигрыш, который может компенсировать вероятную высокую аварийность.

При закупках оборудования желательно пользоваться услугами консультантов

В горнодобывающей промышленности постоянно появляется много новичков: так, в России на золотодобыче регистрируют по 70–80 компаний ежегодно (правда, и прекращают свою деятельность примерно столько же). Нередко новые инвесторы, добившиеся финансовых успехов на другом поприще, решительно приступают к закупкам горного оборудования, зачастую не имея о нем должного представления. Приведу такой пример. Я был приглашен консультантом на один зарубежный проект, и поначалу мне пришлось очень долго уговаривать молодых менеджеров не закупать дорогостоящую ($2,5 млн) экскаваторную систему Skyline – экскаватор-драглайн, который предназначен для работы на гравийных карьерах. Положение усложнялось тем, что за отработавший 8 лет экскаватор уже был внесен аванс в размере $500 тыс. – такое очарование он вызвал у инвесторов. Пришлось готовить подробное обоснование для отказа от покупки, также удалось найти новую аналогичную машину за $1,6 млн, и вопросы приобретения гравийного экскаватора для разработки россыпи, скованной многолетней мерзлотой, отпали.

Подобных ошибок при закупках горного оборудования происходит немало, ведь зачастую даже не все дилеры могут грамотно описать преимущества продаваемой ими техники, поскольку не имеют за плечами практического опыта по ее эксплуатации. У каждой единицы оборудования имеются свои особенности, поэтому новичкам надо не стесняться приглашать консультантов для оценки контрактов – затраты окупятся многократно и позволят избежать многих ошибок в дальнейшем.

Например, одна из крупных горнодобывающих компаний не могла разобраться, почему у нее постоянно образуются огромные, на сотни миллионов рублей, остатки запчастей, значительно превосходящие потребности. Приглашенный для оценки создавшейся ситуации специалист установил, что закупались дорогостоящие запчасти, значительно превышающие потребности. Так, для пяти бульдозеров D10R были закуплены пять корпусов бортовых редукторов. На практике такая деталь практически «вечная» и не нуждается в замене за весь период эксплуатации. Здесь не исключены факты получения «откатов», и чем большая сумма будет потрачена на технику и запчасти, тем выше сумма «комиссионных». Иностранные дилеры отмечали, что даже в советские времена фирмачи закладывали 1–2% от стоимости контракта для поощрения покупателей. А то, что комиссионные могут быть весьма весомыми, я убедился на собственном опыте*. При заключении контракта на приобретение оборудования на Аляске его первоначальная стоимость составляла $10 млн. Но путем переговоров удалось снизить эту сумму до $9 млн. Например, шарнирно-со­члененные самосвалы Volvo A40 были закуплены по $550 тыс., хотя перед этим одна американская компания приобрела такие же машины по $651 тыс. В результате миллион долларов остался в распоряжении инвесторов, а не ушел на сторону. Это говорит о том, что даже готовые к подписанию контракты иногда целесообразно отдавать на экспертную оценку независимым специалистам, которые могут сберечь инвесторам немалые суммы.

компании по теме статьи
компании по теме статьи