«Автомат» или «робот»? (ч. 2)
Преимущества и недостатки автоматических и роботизированных КП
Визитная карточка шины
Обозначения на маркировке шин
Мобильность как преимущество
Мобильные установки дробления и грохочения
 1
Беззаботный заплатит сполна
Подготовка грузовика к зиме
Стандарты токсичности в Евросоюзе
Дизельные двигатели внедорожных машин
Запас карман не тянет
Гидроаккумуляторы энергии гидромолотов
Экскаватор любит ласку – чистку и смазку
Смазка узлов и механизмов экскаваторов и других тяжелых карьерных машин
Сравнительные испытания магистральных седельных тягачей
MAN TG 460 A, Mercedes Actros 1846 LS, Scania R 124 LA 470 и Volvo FH 12-460
 2
Поиск и устранение неисправностей гидропривода
 1
Особенности бензиновых двигателей с электронным управлением
Бульдозер зимой. Работать надо – нельзя сломать
Эксплуатация бульдозера при низких температурах окружающей среды (от 0 °С до –30 °С)
Самая популярная землеройная машина
Обзор экскаваторов-погрузчиков

Деньги на ветер!

К вопросу об утилизации ТБО методом сжигания

И. Варывдин
Зеленые стрелки треугольником на упаковке известны каждому, но только полный круговорот веществ в промышленности по аналогии с круговоротом в природе невозможен даже в Швеции – там до 5% твердых бытовых отходов подлежит захоронению, т. е. полному исключению из оборота. Что касается России, проблема обращения отходов не названа в перечне путей утилизации и увеличения доли ТБО, подвергаемых рециклингу. У нас выбор ограничен всего двумя вариантами: складировать мусор на полигонах или сжигать его.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Зоны загрязнения мусоросжигающих заводов
 
 
 
 
 
 
 

Нет рециклингу!

В общероссийском масштабе отечественная экономика говорит рециклингу свое твердое «нет». И дело не столько в менталитете нашего общества, сколько в экономической целесообразности переработки мусора, именно «утилизации», не зря же у нас этим словом называют простое сваливание ТБО в специально отведенном месте. Так вот, в стране нефтяных баронов и лесных королей, а также прочих шахт и карьеров мусор как источник вторичного сырья – предмет нежелательной конкуренции. И хотя выгода от рециклинга очевидна даже там, где сырье не привозное (например, повторный выдув ПЭТ-бутылки из однажды полимеризованного материала требует меньших расходов энергии), в РФ привлекательным вторсырьем являются лишь металлы, что хорошо известно каждому.

Сегодня вся страна занята заменой старых оконных рам на пластиковые, эти деревянные строительные отходы наряду с отслужившей мебелью могут стать ценным источником стальной фурнитуры, собрать которую реально только из золы, т. е. без сжигания не обойтись. Кроме легкой добычи металлов еще одним и, пожалуй, последним экономическим обоснованием отправлять неотсортированный мусор в печь является существенное уменьшение объема подлежащих дальнейшему захоронению отходов. По непонятным причинам чиновники у нас обычно оперируют тоннами, но ТБО ужасают как раз не массой, а объемом. Из-за низкой плотности мусора везти его на большие расстояния дорого, да и места на полигоне требуется больше, опять же дополнительные расходы на содержание, на уплотнение и разравнивание-перемалывание бульдозерами. При сжигании образующуюся золу достаточно закопать поглубже один раз, при этом отвезти подальше, туда, где никто не живет, избежав при этом споров вроде «нужен ли жителям Зеленограда мусор, созданный жителями Садового кольца, или наоборот».

И, повинуясь логике Остапа Бендера, следуя духу эры модернизации, можно даже обсудить перспективный проект по перевозке всех несгоревших отходов поближе к Байконуру, чтобы потом отправлять прямиком на лунные и марсианские полигоны. Или возможность затопления всего шлака в озере Байкал, все равно ведь оно самое чистое и глубокое в мире, авось не убудет. А вообще, если сжечь весь накопленный на российских полигонах мусор, то с учетом невосстанавливаемых фильтровальных материалов можно, наверное, насыпать где-нибудь в океане небольшой ядовитый остров, чтобы отправлять туда на отдых проштрафившихся мэров и губернаторов.

Остальные экономические обоснования мусоросжигательных заводов (МСЗ) для нас не столь актуальны. Использовать шлак как строительный материал бесперспективно, сегодня люди хотя и живут еще в шлакоблочных домах советского периода, но не совсем по доброй воле. Покупать же кирпичи из шлака за деньги теперь никто не станет. Желание подзаработать, конечно, может подвигнуть выгодоприобретателей МСЗ отправить токсичный шлам на подсыпку оснований дорог или, хуже того, зданий, о чем, собственно, и беспокоятся экологи. Но конкурировать с песком, который у нас копейки стоит, будет сложно. Проблемы с экологией возникнут только при желании предприятия сэкономить на захоронении, сбросив отходы, не довезя их до полигона.

Помимо золы дополнительный эффект можно получить от дармового тепла, выделяющегося при сжигании мусора. Этим давно занимаются за рубежом, там все новые МСЗ – это мусорные ТЭС, в Европе вообще готовы получать электроток из чего угодно, лишь бы оставить нашу державу без нефтедолларов! Нам побочная электроэнергия тоже не помешала бы, ее можно экспортировать в тот же Китай, только вырабатывающие ток МСЗ слишком дорогие. В нашей ситуации нет смысла строить ТЭС для работы на топливе, пусть и образующемся постоянно, но не обладающем постоянными характеристиками, выделяющем при горении разное количество энергии, да еще требующем более дорогих и сложных очистных систем, чем старые добрые и условно чистые и безопасные угольные электростанции. Отсюда вывод: в нашей конкретной ситуации сжигание несортированных ТБО выгодно тем, что на порядок уменьшаются объем и в два-три раза масса подлежащих захоронению (не утилизации!) отходов, а также возможностью сбора металлов, безвозвратно теряемых в случае размещения мусора на полигонах.

Разобрались немного с экономикой, теперь попробуем понять, какие отношения у мусоросжигательных заводов с экологией.

Закон что дышло

Похоже, МСЗ и экология – близнецы-братья, по крайней мере, в поисковиках они так тесно связаны, что непонятно: то ли МСЗ главный враг чистейшей российской экосистемы, то ли это вообще предприятие по очистке городского воздуха. Но сложные отношения с экологией не только у заводов, еще хуже они у их сотрудников. Несколько простых вопросов уровня школьной программы. Что такое горение? Химическая реакция окисления вещества. Что образуется при горении органики? Оксиды углерода, азота и водорода (вода) плюс оксиды других элементов, по разным причинам попавших в топливо, например серы, и продукты неполного сгорания, которые в небольшом количестве образуются даже при идеальных условиях реакции горения. И последнее. Где в основном концентрируются оставшиеся после сгорания вещества? В непосредственной близости от очага горения, только углекислый газ действует глобально на потепление климата, и только оксид водорода – единственный безопасный продукт горения. И вот как в реальности озабочены наши люди проблемами экологии (слово «половина» используется условно). О какой сортировке ТБО для последующей переработки может идти речь, если половина граждан вообще не доносят свой мусор до мест сбора, создавая свалку буквально у себя под окнами и под ногами. Вторая же половина против превращения родных дворов в «мусорки», но не против того, что весь мусор свозят в одно место в пригороде, где, по сути, точно так же его сваливают в большую кучу. Не на виду, и ладно. Свои дворы горожане превратили в автостоянки, притом что каждый автомобиль – это тот же мусоросжигательный завод в миниатюре, работающий на сырье для пластмассы, а люди не стесняются выгуливать там своих детей и собак. Какого труда стоит отучить «гомо советикус» от сжигания опавшей листвы на субботниках, упаковки на задворках торговых складов, отслуживших покрышек на автотранспортных предприятиях! И все это несмотря на существующие законы и о запрете костров, и об обязательной утилизации шин, благо и предприятия соответствующие есть.

А что же там, где запрета нет? Например, в России гордятся тем, что производят так называемые «чудо-печи» (приходится брать в кавычки, за право на название даже разгорелась нешуточная борьба). Так или иначе, предметом гордости у этих «буржуек 21-го века» является экономия дров за счет того, что в них при условии затрудненной вентиляции поленья тлеют при низкой температуре. Вдумайтесь: отопительный прибор изначально создается для условий эксплуатации, при которых будут выделяться продукты неполного сгорания! И все это на вполне законном основании. А так как печи действительно экономят топливо, они приобрели популярность у дачников и жителей села. Какая разница, чем земля вокруг дома пропитается! Ну а отношение нашего человека к своему здоровью аналогично его заботам об окружающей среде. Умиление вызывает пример, когда человек прикуривает сигареты от газовой зажигалки, потому что от спичек вредный дым с оксидами серы. Иначе говоря, все, что убивает нас медленно, не считается опасным.

Но стоит лишь этим гражданам объявить о том, что рядом с ними, вполне логично, выстроят мусоросжигательный завод, здесь такое начинается! А ведь ни угольная ТЭЦ, ни морально устаревшее литейное производство, ни какой-нибудь ЦБК с напрочь отсутствующими очистными сооружениями в той же близости к жилью подобной реакции не вызывают. Попробуем понять причины этого на примере Москвы, ведь образу столицы следуют регионы. Опасения московских экологов относительно большей опасности мусоросжигательных заводов по сравнению с другими производствами вполне обоснованны. Концентрации таких опасных веществ, как тяжелые металлы в выбросах МСЗ, высокие даже на самых современных заводах в Европе, и это понятно: мусор свозят в одно место. Но ведь там ни один почтенный бюргер не бросит в общий бак ртутьсодержащую лампочку или батарейку.

Второй момент. Как известно, самые большие затраты при любом производстве – это очистные сооружения и соблазн извлечь сверхприбыль, сэкономив на реагентах, велик. Богатый опыт применения МСЗ в Европе показывает, что уровень вредных веществ в выбросах «их» заводов удалось снизить на порядок по сравнению с результатами 1980–1990-х годов, но будет ли по карману московскому правительству цена чистого воздуха? К тому же лучшая очистка увеличивает количество несгораемых отходов, контролировать правильное захоронение которых, мягко сказать, нелегко. И третья серьезная причина для беспокойства: даже при условии строгого соблюдения технологии и исключения из массы ТБО опасных отходов нужна зона отчуждения по «розе ветров» не менее 1,5–2 км. Это условие часто бывает просто невозможно соблюсти, при плотной городской застройке для этого не найдется подходящих мест. Например, приказал долго жить, не дождавшись вступления в ВТО, какой-нибудь завод. Чем не место для МСЗ? Только завод строился и обрастал жилыми кварталами без учета всяких там «роз». Пойти дальше за МКАД? Но как к идее сжигания московского ТБО отнесутся, скажем, в Воскресенске или Жуковском, понятно без объяснений. Между тем все «экоминусы» МСЗ, как оказалось, относятся не к самому МСЗ, а к «совковому» менталитету, основа которого – жадность, глупость и равнодушие. Если мы не можем сжигать так, как сжигают в Норвегии, то лучше и не сжигать вовсе – это не аргумент, это демагогия. Так же нелепо выглядит попытка депутатов Мосгордумы принудительно ввести в Москве раздельный сбор мусора. Даже если предположить, что люди очнутся и превратятся в законопослушных граждан, а заодно перестанут курить в общественных местах все «ходячие МСЗ», то куда отправить весь этот сортированный, готовый к переработке мусор? Туда же, на полигон – ждать, пока в России закончится нефть. А вот если бы руководство Москвы или любого другого города России (все-таки утилизация ТБО не в компетенции федеральных властей) действительно озаботилось проблемой сохранения окружающей среды, то вместо популистского заигрывания с народом, вроде «допустим – не допустим» да «вредно – не вредно», сделало бы несколько простых шагов. Первое – это организация сбора ртутных ламп и батареек в местах продажи (контролировать торговые фирмы проще, чем проверять мусорное ведро каждого жителя) с последующей их утилизацией специализированными организациями по обращению с опасными отходами. Второе – введение для любой стеклянной и ПЭТ-бутылки залоговой стоимости, скажем 10 рублей, а для фирм, занявшихся переработкой ПЭТ-бутылок, в качестве дотации устанавливать в супермаркетах соответствующие автоматы для их сбора.

И прекратить, наконец, производство алюминиевых банок, сбор которых настолько унизителен, что является настоящим позором для общества и государства. Об этом народным избранникам тоже пора задуматься, хоть жители свалок за них и не голосуют.

Будем считать, с экологическими обоснованиями МСЗ разобрались. Следующий вопрос, на который надо ответить: не лучше ли избежать всех этих сложностей, обойтись просто складированием на полигонах, благо и земли у нас по-прежнему одна шестая часть суши?

Цена земли

Как бы то ни было, но и в стране «дураков», и в стране «умников», обращением с отходами занимаются не «зеленые» активисты и не политиканы-популисты, а экономисты. У завзятого деляги наши рассуждения об экономической эффективности сжигания мусора вызовут улыбку, ведь всего полученного тепла и собранного металла не хватит, чтобы окупились гигантские инвестиции в сооружение МСЗ. А если учесть российскую специфику и вспомнить, сколько стоит у нас строительство тех же дорог и вообще всего, за что государство платит? И даже в Штатах частные фирмы неохотно берутся за содержание мусоросжигательного завода, хотя там жители платят за услуги не в пример нашим. В России же МСЗ может появиться только как средство освобождения дорогой земли от сооружения на ней очередного полигона ТБО.

Кому-то покажется, что уж чего-чего, а земли у нас предостаточно. Но на деле важны не просторы страны, а развитая инфраструктура в ближайших территориальных пределах, и даже не будь у нас Сибири, цена на землю в Московской области не изменится. Часто люди даже не задумываются о том, что подавляющую часть стоимости как самих товаров, так и их последующей утилизации составляют расходы на транспортировку. И в этом смысле большая неосвоенная территория превращается не в предмет гордости, а в большую проблему. Вот если бы можно было весь московский мусор привязать к «Булаве» и забросить разом куда-нибудь на Камчатку, а так…

Чтобы быть экономически эффективным, а лучше сказать, наименее убыточным предприятием, мусоросжигательный завод должен находиться вблизи производителей отходов, т. е. в черте города. Там, кстати, его будет и легче контролировать, по крайней мере, куда легче, чем подмосковные торфяники, выдавшие в 2010 году людям столько «диоксинов», сколько МСЗ с исправными очистными сооружениями не выдаст за весь период своей работы. За пределы города будет вывозиться для захоронения лишь ядовитая зола, поскольку это относительно тяжелый груз (высокой плотности) и расходы на его перевозку будут значительно ниже, чем спрессованных ТБО в кузове мусоровоза. Места под полигон для захоронения шлама потребуется также меньше, не нужен будет специальный транспорт, да и сыпуче-текучие остатки, образующиеся после сжигания отходов, технологически легче закапывать и проще защищать грунтовые воды от контакта с ними.

В конце концов, у нас по закону каждый производитель мусора отвечает за его дальнейшую судьбу, хотя и не осознает этого. Поэтому, когда встанет вопрос, валить ли ТБО у кремлевской стены или построить завод для их сжигания, выберут, скорее, второе. Так не пора ли экологам-активистам самим заняться организацией таких заводов, строго контролируя технологию, чтобы «проныра-чиновник» не обогатился на «клубах диоксинового дыма»? И они давно бы так и поступили, если бы поверили в то, что в наших сегодняшних условиях «особой экономики» альтернативы МСЗ попросту не существует.

Складирование ТБО на полигонах не защищает землю от попадания в нее тяжелых металлов, мусор на них горит не хуже торфяников, и дым, наполненный продуктами неполного сгорания, без всякой очистки поступает в атмосферу. Компостированием органики для получения метана (метод, набирающий в Европе все большую популярность) у нас точно никто заниматься не станет, да и организовывать это нереально, пока мы не откажемся от использования полиэтилена и целлофана. Непосредственная переработка отходов, т. е. рециклинг, альтернативой сжиганию не является, ведь все переработать нереально, и везде, где ТБО используют в качестве вторсырья, мусоросжигательный завод – обязательное звено в цепочке перерабатывающих предприятий. Простой пример. Собрали макулатуру, сделали из нее туалетную бумагу. Потом собрали всю эту использованную туалетную бумагу и?.. Многократного использования сырья не получится. А предварительная сортировка мусора нужна опять же для последующего сжигания, чтобы в печь не попадали батарейки, ртутные лампы и пластмасса.

Стоит напомнить один из примеров относительно удачного «ресурсооборота», корнями уходящий в советский период нашей истории. Российские производители аккумуляторов с удовольствием возвращают часть свинца и полипропилена через сеть приема батарей у населения. Кислота при этом сливается аккурат у гаражных ворот счастливого автомобилиста, а предложи этим заводам утилизировать серную кислоту по всем правилам охраны природы – извините, они и слышать не захотят о рециклинге! В управлении отходами никакие рыночные механизмы не работают, здесь нужна грамотная и внятная политика государственного масштаба и на всех уровнях власти. И она не должна ограничиваться пиар-компаниями по очистке Новой Земли от бочек с мазутом. Тем более, раз уж у нас в стране все так централизовано.

Но какая там переработка, если местные власти у нас нашли себе развлечение в виде показательного уничтожения пиратских компакт-дисков с помощью бульдозера. Засоряют землю осколками оргстекла, тратят на это бюджетные деньги, да еще и премии себе за это выписывают! Однако благодаря таким вот деятелям, из-за которых мы весь мировой прогресс проспали, у нас есть возможность, что называется, не наступать на старые грабли, а, оценив опыт развитых стран, выбрать для себя самый современный и эффективный «инсинератор». А если кто-то опасается, что под этим соусом нам предложат очередной импорт устаревших технологий, то надо самому этим и заниматься или предлагать свои решения, устраивать конкурс инженерной мысли, а не выступать огульно против всех МСЗ без исключения.

«Да» рециклингу!

Как было бы хорошо научиться расщеплять все «ненужные» молекулы на атомы, да еще при условии низких энергозатрат на это. Однако хотя сам атом давно расщеплен, в промышленных масштабах человеку пока под силу оперировать только химическими процессами, и мусоросжигательный завод это, конечно, не аннигилятор. Далеко не все образующиеся при сгорании вещества целесообразно включать в круговорот веществ в природе. Основное условие, которому должен соответствовать современный МСЗ: в процессе сжигания не должны образовываться продукты неполного сгорания органического вещества, ведь собрать их потом не получится никакими фильтрами. То есть сжигание должно проводиться при высокой температуре, примерно 1400–1500 °С. Обеспечить постоянство такой температуры одним лишь притоком кислорода, сжигая разнородный мусор, не получится, необходимо дополнительное топливо с четкими характеристиками, лучше всего природный газ.

Перед очисткой образующиеся газы следует отправлять на повторное сжигание. В результате на выходе должны получаться только полностью окисленные элементы всех реагирующих с кислородом содержащихся в мусоре веществ. Иначе говоря, весь исходный углерод должен превратиться в углекислый газ, а угарного (СО) быть не должно. Оксиды серы, углерода, азота – летучие вещества, при взаимодействии с атмосферной влагой образуют соответствующие кислоты, поэтому их необходимо связывать, препятствуя их попаданию в атмосферу.

В качестве сорбентов применяют щелочные растворы или сухую известь, от этого будет зависеть характер продуктов, подлежащих окончательному захоронению, будет это токсичная вода или порошок. В любом случае думать о немедленном возврате в промышленное применение полученной золы и отработанного сорбента не стоит. Даже при идеальных условиях предварительной сортировки отходов избежать стопроцентного отсутствия в них тяжелых металлов не получится. Придется удовлетвориться рециклингом цветных и черных металлов, а также стекла и керамики.

Сжигание мусора при высокой температуре сегодня признано самым эффективным и безопасным методом. В частности, эти условия препятствуют образованию пресловутых диоксинов, но оксидов азота NOx при этом получается намного больше, чем при горении с меньшей температурой. Обезвреживать их приходится как в современных автомобильных системах каталитической нейтрализации, или, иначе говоря, «дожигать» до нейтрального соединения из двух атомов азота, которое и составляет основу атмосферного воздуха.

Понятно, что все эти сложности – и дополнительное топливо, и многоуровневая очистка – превращают избавление от мусора в дорогое удовольствие. Плюс затраты на само строительство. Жителям тех российских уголков, где земля по-прежнему копейки стоит, волноваться не приходится: их полигоны ТБО будут расти вширь и вдаль. Но если вы предпочитаете жизни на природе шумный мегаполис, за удовольствие надо платить, и уж лучше гражданам проявить сознательность и самим сделать осознанный выбор, чем потом получить то, что за них выберет кто-то другой и не будет за это отвечать. МСЗ ведь возводится всерьез и надолго. И закрыть его потом раньше срока из-за несоответствия экосанитарным нормам либо не строить МСЗ, а возить ТБО за тридевять земель – и то и другое – это пускать деньги на ветер, а лучше сказать, обкрадывать самих себя.

* * *

Все-таки что такое эти диоксины и почему за рубежом мусоросжигательные заводы попали в немилость? Унаследовав от древних предков обычай сжигать весь свой мусор в большом костре посреди двора, с приходом прогресса наши граждане оказались в неприятных условиях. Гореть-то пластик горит, только, сгорая неполностью, образует окислы невиданных доселе в природе веществ. Так как нет естественных механизмов их превращений и круговорота, диоксины накапливаются в окружающей среде, а их органическое происхождение способствует тому, что они легко проникают в живые клетки, из-за чего могут произойти мутации, вызывающие онкологические заболевания либо оказывающие влияние на потомство. В общем, ничего особенного, сразу никто не умрет от этих диоксинов. Людям, прогревающим свою машину прямо под окнами и сжигающим на даче резину и пластик, в стране, где средняя продолжительность жизни на 20 лет меньше, чем в Европе, где лет через 50 детей рожать будет вообще некому, им ли бояться каких-то там загрязнений воздуха и почвы, терять-то что?

Ну а строительство МСЗ в развитых странах действительно приостанавливают, в Китае же, напротив, строительство новых предприятий по сжиганию отходов идет полным ходом. Но брать пример с Китая нам не с руки, мы по привычке все еще причисляем себя к развитым странам, на них и ориентируемся. Но все-таки главная причина, по которой закрывают МСЗ в США и Европе, это не результаты проверок на соответствие выбросов нормативам, а борьба с глобальным потеплением, к которому там в отличие от нас относятся весьма серьезно. А углекислый газ связывать бесполезно, из карбонатов в почве он все равно попадает в атмосферу. Поэтому европейцы спешно объявляют мораторий на любое сжигание – будь то мусор или какой-либо вид ископаемого топлива. Для обогрева же наиболее экологически чистым топливом там признали природный газ, за что им от имени РФ и особенно от «Газпрома» огромное спасибо.

ТЕХНОЛОГИИ КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО Утилизация ТБО
И. Варывдин Основные Средства 10'2012 18 октября 2012

Комментарии (0)